"РЕ": Проблемный узел сельхозрынка ЕАЭС необходимо развязать

998 просмотров ЕАЭС 0

Ритм Евразии. Вопросы транзита через Казахстан кыргызской мясомолочной продукции, поставляемой в Россию, планируется решить до конца первого полугодия с.г. Это, во-первых, позволит увеличить загрузку предприятий данного сектора АПК Кыргызстана более чем вдвое (а Россия – основной импортёр кыргызских мясных и молочных изделий). А во-вторых, снятие транзитных ограничений будет способствовать формированию общего рынка сельхозпродукции в ЕАЭС.

Как заявил в конце марта посол Казахстана в Кыргызстане Айдымос Бозжигитов, ветеринарный контроль на казахстанско-кыргызской границе пока сохраняется ввиду эпизоотической ситуации в Центрально-Азиатском регионе, обусловленной эпидемией ящура. Но в скором времени «данный вопрос может быть снят».

Посол также отметил, что Международное эпизоотическое бюро следит за ситуацией в Казахстане, и «на сегодняшний день только 9 из 14 областей страны признаны свободными от ящура. По 5 областям казахстанское правительство надеется получить «статус благополучия» в этом году». Бюро исследует ситуацию и в Кыргызстане, и, как пояснил А. Бозжигитов, «если оно сочтёт, что кыргызская мясомолочная продукция соответствует ветеринарным требованиям, то никаких вопросов с транзитом не будет».

Заметим, что транзитные перевозки любой продукции из Кыргызстана через Казахстан – это минимум 1 тыс. км, и, если говорить о транзите кыргызской мясомолочной продукции, то она может получить заражение и на казахстанской территории, поскольку не все области РК свободны от ящура. Так что с учетом продолжения эпизоотического анализа в Казахстане проблема беспрепятственного транзита кыргызских мясных и молочных изделий – общая, казахстанско-кыргызская.

Впрочем, положительное решение МЭБа в отношении эпизоотики в Кыргызстане, если оно состоится, только первый этап в развязке упомянутой проблемы. Чтобы кыргызские поставщики могли свободно вывозить свою продукцию в Казахстан и/или через Казахстан, они должны получить казахстанский ветеринарный сертификат на свою продукцию. И одновременно требуется включение в реестр предприятий ЕАЭС, имеющих право на экспорт товаров/услуг. Именно при выполнении всех этих условий, по словам казахстанского посла в Бишкеке, товаропроизводители Кыргызстана будут иметь право и поставок этой продукции в Казахстан, и ее транзита.

Тем временем с февраля сняты ограничения по ввозу на территорию Казахстана 46 товарных групп кыргызских товаров, подлежащих ветеринарному контролю. В том числе с 14 до 39 товарных групп расширен перечень продукции, разрешенной к ввозу из Кыргызстана примерно на треть казахстанской территории.

По мнению некоторых российских и кыргызских экспертов, политика Астаны в этом вопросе могла быть связана со стремлением не допустить конкуренции с соседями как на собственно казахстанском, так и на российском рынке. Но отметим, что объемы экспорта мясной и молочной продукции из Казахстана, в том числе в РФ, многократно больше в сравнении с кыргызскими. А на казахстанском рынке доля национальных мясомолочных товаров (по ряду оценок – до 70%) столь же многократно превышает долю ввозимых из Кыргызстана (меньше 10%).

Так или иначе, но подозрения насчет незаинтересованности Казахстана в конкуренции с Кыргызстаном проистекали из того, что он запретил в конце декабря 2016 г. кыргызским предпринимателям перевозить автотранспортом через свою территорию грузы, подлежащие фитосанитарному контролю. В основном это опять-таки мясомолочная продукция. При том, что, по данным Управления государственного ветеринарного надзора Кыргызстана (УГВН), транзит автомобильным транспортом через Казахстан остается наиболее экономически выгодным. Преобладающая часть этого автотранзита направляется в Россию.

Представитель УГВН заявил в начале января, что «они (казахстанские власти. – Ред.) ничем не аргументируют это решение. Они поставили условия: продукты попадают в Россию только с одной станции и только железнодорожным транспортом». По оценке УГВН, такой запрет нарушает правила ВТО, ЕАЭС и создаёт дополнительные трудности для кыргызского бизнеса.

Было также разъяснено, что «автотранспортом намного дешевле и удобнее по времени везти продукцию. Например, предприятия в Таласе (приграничная с Казахстаном северный Кыргызстан. – Ред.) могли пройти границу через район Талас–Тараз, но теперь они будут вынуждены ехать через горный перевал к станции Луговая». Этот маршрут минимум наполовину длиннее для кыргызских поставщиков в сравнении с движением через автомобильный погранпереход Талас–Тараз, что, естественно, увеличивает транспортные расходы кыргызских поставщиков. И, кроме того, создаётся риск перевозочных закупорок в приграничном районе кыргызско-казахстанской железной дороги.

Казахстанская же сторона обосновывала свою позицию тем, что повременить с отменой фитосанитарного и ветеринарного контроля на границе с Кыргызстаном было решено из-за сложной эпизоотической ситуации в соседней стране. И ограничить транзит одним видом транспорта (т.е. железнодорожным). Кыргызский парламент (Жогорку Кенеш) предлагал даже ввести против Казахстана ответные меры, включая ограничения на ввоз зерновой муки (основной экспортный продукт РК для Кыргызстана) и другой сельхозпродукции. Но правительство разумно воздержалось от таких мер.

Чтобы разрядить возникшую ситуацию, «Казахстан Темир Жолы» (казахстанские железные дороги) досрочно – с января 2017 г. – ввели сниженный втрое тариф на перевозки грузов из Кыргызстана в Россию. Президент АО «Казахстан Темир Жолы – Грузовые перевозки» Оралхан Кулаков пояснил, что льготные тарифы для КР вводятся «раньше оговоренного срока – августа 2017-го – для развития ее внешнеэкономических связей». Перевозки от станции Луговая до станции Илецк (казахстанско-российская граница в Оренбургской области. – Ред.) в рефрижераторном вагоне стоили 5155 долл. долларов за вагон, а с 10 января стали стоить примерно 1820 долл. При этом выпадающие средства от снижения тарифов для Кыргызстана (до 42 млрд. тенге – почти 135 млн. долл.), по словам О. Кулакова, будут компенсированы минимум трехкратным ростом объемов внешнеторговых перевозок этой страны через Казахстан.

Снижение железнодорожных тарифов вполне может считаться первым, притом весомым шагом для предстоящего увеличения экспорта кыргызской продукции в Россию, свыше 70% которого составляют сельхозсырье и готовое продовольствие. Такое решение Астаны тем более важно, что если в 2016-м кыргызские сельхозпоставки только по товарной группе 04 («Молочная продукция; яйца птиц; мед натуральный; пищевые продукты животного происхождения, в другом месте не поименованные или не включенные») превысили 8,7 млн. долл. (по данным ФТС), то в ближайшие два года их, по имеющимся оценкам, планируется увеличить более чем в полтора раза.

«Снятие ветеринарного контроля на казахстанско-кыргызской границе и возобновление автомобильного транзита, в сочетании с пониженными транзитными тарифами, приведут к долговременной положительной динамике кыргызского сельхозэкспорта в Россию, – полагает эксперт по вопросам агропромышленной политики в экс-СССР Игорь Кравцов (РФ). – Параллельно увеличатся эти поставки в другие страны ЕАЭС, поскольку кыргызский транзит с большинством постсоветских стран тоже осуществляется через Казахстан. А в целом такой тренд станет звеном в формировании общего рынка сельхозпродукции в регионе ЕАЭС».

Алексей БАЛИЕВ
14.04.17

Комментарии

Оставить комментарий